.RU

Художник Д. Агапитов Лейнстер М. Л42 Колониальная служба: Повести, рассказы: Пер с англ. / М. Лейнстер - страница 19


2

Сознание возвращалось очень медленно. Поначалу присутствовало смутное ощущение дремоты и полной расслабленности. Пришло осознание того, что он существует, но это были мысли духа, покинувшего тело. Разум работал, но органы чувств ничем его не питали. Мысли перескакивали с одного на другое без цели, без логики, они не путались, а свободно плыли в разных направлениях. Перед глазами громоздились беспорядочные воспоминания. Горн чувствовал запахи и видел изображения, что-то слышал — но все это были обрывки, проносившиеся не оставляя следа. Все это было очень похоже на сон, в котором человек осознает, что спит.

Двойственное ощущение создавало смутный дискомфорт в душе, и Горн всеми силами старался от него избавиться. Борьбой руководила способность разума к самоанализу и принятию решений — этот уникальный талант человеческой расы. Горн сражался, пытаясь подчинить своей воле спокойные, но мелькающие, как в калейдоскопе, мысли. Сначала у него не было ясной цели. Он не чувствовал своего тела, и не возникало ощущений, говорящих о том, что он по-прежнему владеет руками, ногами, глазами или губами. Он был разумом в пустоте, и его сознание просто неслось с бешеной скоростью, игнорируя слабые попытки навести хоть какой-то порядок в мозгу.

Затем что-то привлекло его внимание. Это была странная пауза в непрерывном шуме, которого он до сих пор не замечал. Но тишина длилась не больше мгновения, шум начался снова. А затем Горн неожиданно пришел в себя целиком и полностью. У него опять было тело, и он с удивлением обнаружил струйки холодного пота, сбегавшие по спине. Он вспомнил только часть происшедшего с ним, а об остальном догадывался.

Горн находился в абсолютной темноте, а в ушах стоял гул от разваливающихся двигателей Рикардо. Он лежал на небрежно расставленных ящиках и вповалку набросанных тюках, а в спину упиралось что-то острое, наверное, угол ящика. Воздух был насыщен легко узнаваемыми запахами смазки, грязи, металла и краски, корабельных упаковок и ветоши, всего того, что давно истлело и высохло до такого состояния, когда от запахов остались лишь следы. А сам воздух был затхлым — воздух наглухо закрытого невентилируемого помещения.

Остатки покалывания в руках и ногах быстро исчезали. Он снова слышал перебой в шуме, который и привел его в чувство — последние конвульсии устаревшего космического двигателя.

Он понял, что находится в грузовом трюме корабля, — больше нигде во всей вселенной нельзя было найти такой беспросветной черноты и такой смеси запахов в застоявшемся, мертвом воздухе. Горн попытался выбраться из кучи ящиков и тюков. Видимо, его бесчувственное тело доставили сюда после того, как оглушили выстрелом парализующего пистолета в проходной космопорта, охранники которого были либо без сознания, либо мертвы. Он не помнил, как его сюда принесли, но знал, что был похищен, и знал, командой какого корабля. Еще ему было известно, что корабль находится в космосе, а двигатель — в таком состоянии, что у любого специалиста возникло бы желание прочесть молитву.

Нет, это было не похищение. Скорее, это похоже на насильственную вербовку в старом шанхайском стиле. Шанхайская вербовка — это похищение человека для выполнения им определенной работы, для участия в делах, на которые, имея свободу выбора, он ни за что бы не согласился. С Горном так поступили, потому что он слишком расхвастался в диспетчерском пункте. Сам виноват, держал бы язык за зубами, — спал бы сейчас в своей постели. Видимо, им позарез нужно срочно наладить двигатель космического бродяги “Тебана”.

Сейчас “Тебан” летит в космосе, где-то в системе Фомальгаута. Ловушка не подняла бы его ни при каких обстоятельствах, так что бродяга явно стартовал в аварийном режиме — на что способны только двигатели Рикардо, правда, в исправном состоянии. Удивительно, как они справились! Команда “Тебана” имела все шансы взорваться вместе с кораблем, взлетая прямо с площадки на такой рухляди.

Горн попал в скверную ситуацию. Его похитители нарушили несколько законов сразу, и теперь они не могли высадить его, не рискуя надолго угодить в тюрьму. Как только станет известно, что команда “Тебана” совершила похищение человека, то для этого корабля не останется безопасного места, где он мог бы совершить посадку. Патруль к подобным вещам относился очень серьезно.

И, вдобавок ко всему прочему, двигатели корабля могли взорваться в любой момент. У Горна был шанс умереть при разгерметизации вместе со своими похитителями.

А Джинни тем временем летела на Фомальгаут, чтобы выйти за него замуж. Она прибудет и обнаружит, что его нет.

В обычной жизни Горн был человеком спокойным, покладистым, медлительным и даже несколько ленивым. Чтобы вывести его из себя, требовались поистине титанические усилия. Но если это случалось, то он превращался в хладнокровного бойца с молниеносной реакцией, сконцентрированного на достижении цели и способного находиться в таком состоянии сколь угодно долго.

Он поднялся, хотя еще несколько мгновений голова кружилась. Но скоро последние следы шока от парализующего выстрела исчезли, и он пополз через тюки и ящики с неизвестным грузом. Темнота была кромешной. Со всех сторон слышался кошмарный, изматывающий нервы звук сдающих двигателей, на который отзывался корпус корабля.

Горн пробирался ощупью, пока не наткнулся на металл — это был боковой, загрузочный люк трюма. Он пополз дальше, осторожно выбирая дорогу в помещении, ставшем его тюрьмой. В углу оказалась наглухо запертая дверь. Горн приложил к ней ухо, но ничего не услышал. Открыть дверь с этой стороны было невозможно, но он догадался, что она вела в служебные помещения корабля.

Горн продолжил движение по ящикам и тюкам, шевеля те, которые могли двигаться. В одном из ящиков послышался шум от незакрепленных предметов, и его удалось взломать. Горн узнал лежащие в нем вещицы — это были высокоточные и сверхпрочные подшипники из искусственного сапфира, используемые в устройствах, вынужденных долго работать в автономном режиме, без вмешательства человека, например в маяках. Каждый такой шарик стоил несколько сот кредитов. Но для Горна вся их ценность заключалась в маленьком размере и большом весе.

Он уточнил, где находится дверь, ведущая во внутренние помещения корабля, и поставил ящик на-попа, чтобы удобно было кидать в него двухкилограммовые подшипники. После первого броска он прислушался и остался доволен: грохот был вполне удовлетворительным. Эхо несколько раз прокатилось по трюму, резонируя в корпусе и разносясь по всему кораблю.

В дверь врезался второй высокоточный подшипник из синтетического сапфира. Эти изделия находили самое разнообразное применение в современных конструкциях, но швырять их в стальную дверь, как теннисный мячик, — до этого вряд ли кто-нибудь додумался раньше.

Горн бросал их один за другим. Каждый бросок сопровождался грохотом, как от взрыва гранаты. Такой шум невозможно было не заметить на небольшом корабле, типа “Тебана”.

Инженер уже почти опустошил ящик, и ему пришлось пройти вперед, чтобы собрать шарики для повторного использования.

И снова на несчастный ящик обрушился град оглушительных ударов.

Кто-то забарабанил по двери снаружи. Горн прекратил бомбардировку и приготовился.

— Что там происходит? — рявкнул знакомый голос.

— Да вот, прогуляться захотелось, — насмешливо ответил Горн.

Последовала пауза.

— Кто ты такой, черт возьми?

Раздался натужный скрежет отпираемого замка. В проеме открытой двери появился рыжий старпом, тот самый, который вел переговоры о ремонте двигателей в диспетчерской космопорта. Он пнул ногой раскатившиеся подшипники и, несколько переигрывая, изобразил возмущение.

— А, заяц? — угрожающе произнес старпом. — И ты хочешь отсюда выйти? Ну ладно, мы тебе покажем!

У Горна оставался в руке еще один подшипник. Через открытую дверь пробивалось достаточно света, чтобы разглядеть столпившиеся снаружи фигуры. Он хладнокровно запустил двухкилограммовый подшипник в стоящего впереди рыжего громилу.

Если бы шарик попал старпому в голову, он бы его убил, если бы в грудь, то грудная клетка превратилась бы в неаппетитную кашу, а исход был бы тот же, что и в первом случае. Но Горн попал туда, куда и целился — в живот, так что помощник капитана аккуратно сложился пополам и прилег, занятый на ближайшее время проблемой проталкивания воздуха в легкие.

Прежде чем люди в проходе поняли, что произошло, Горн бросился к лежащему почти без сознания старпому и забрал у него оружие. Наверное, это был тот самый парализующий пистолет, с действием которого Горн познакомился в караульном помещении космопорта. На близком расстоянии такое оружие было столь же эффективно, как и бластер, но с той лишь разницей, что не убивало.

Горн выпрямился с оружием в руке.

— Назад! — скомандовал он. — Я буду говорить только с вашим капитаном! А теперь медленно повернулись и пошли вперед. Не вздумайте дергаться!

Он перешагнул через рыжего и вышел из трюма, гоня перед собой растерянную толпу членов экипажа “Тебана”. Теснящимся в узком проходе людям пришлось двигаться быстро, чтобы не попасть ему под ноги. Но лучше они будут опасаться за свою жизнь, чем успеют сообразить, что их много, а пленник — один, и его оружие способно только парализовать.

С момента своего пробуждения на корабле Горна не оставляла тревога из-за двигателей. Ни один человек, знакомый с космосом, не мог игнорировать звук, присутствующий здесь постоянным жутким фоном. При таком звуке любой мало-мальски знающий космическую технику инженер обязательно покроется холодным потом.

Коридор закончился ведущим вверх стальным трапом. Люди из команды “Табана” пятились, отступая за трап, но категорически не желали подниматься наверх. Горн обругал их, но решил не настаивать.

— Тут и оставайтесь, если не хотите разделить участь старпома! — скомандовал он.

Он взбежал по трапу легко, с воодушевлением человека, жаждущего добраться до чьей-нибудь глотки. Поднявшись на один марш, он оказался на палубе, где находились камбуз, кают-компания и продовольственная кладовая. В открытом дверном проеме камбуза он увидел стойку, у которой в любое время суток можно было выпить кофе, согласно традиции, которую свято чтили на всех без исключения кораблях.

Кок с открытым ртом пялился на незнакомого человека. Горн, едва взглянув на него, пробежал коридор и спустился по следующему трапу. Здесь хранился запас воздуха и системы его очистки. Ненормальный звук двигателей слышался все громче и все сильнее действовал на натянутые нервы. Горн продолжал свой бег по кораблю, то поднимаясь, то опускаясь по бесчисленным трапам. Во времена строительства “Тебана” проектировщиков меньше всего интересовало удобство передвижения людей внутри корабля.

Спустившись по очередному трапу, Горн оказался в машинном отделении, неподалеку от дежурного пульта управления корабельными двигателями. Горн быстро окинул помещение взглядом профессионала. В центре возвышались огромные установки Рикардо, во много раз превышающие современные миниатюрные агрегаты.

Латанные-перелатанные двигатели отдавали последние силы в неравной борьбе с энтропией.

За дежурным пультом сидел перепуганный человечек, маленький и морщинистый, в фуражке офицера пассажирского флота. Хотя золотой шнур на фуражке успел потускнеть, она смотрелась элегантно и одновременно нелепо по сравнению с остальной одеждой. Инженер взглянул на Горна белыми от страха и переутомления глазами. Небритый и невыспавшийся, он выглядел так, будто давным-давно утратил и гордость, и компетентность. Горн мгновенно угадал в нем одного из тех несчастных, кто исчерпал свой ресурс и теперь отчаянно цеплялся за работу, будучи не в силах ее выполнять.

Оставив за спиной эту печальную картину и преодолев еще несколько трапов, Горн наконец добрался до капитанской рубки.

Он быстро спрятал оружие и решительно шагнул внутрь помещения.

Капитан “Тебана” повернулся на звук открывающегося люка и вытаращил глаза.

Горн в два шага пересек небольшой отсек и оперся кулаками на стол, склонившись над капитаном.

— Я все пытаюсь понять, капитан, — начал он ровным голосом, — каким образом вы рассчитываете выбраться из дерьма, в которое вляпались. Похоже, что сложилась любопытная ситуация. Так как вы намерены действовать?

Капитан “Тебана” тяжело поднялся из своего кресла и оказался почти на голову выше Горна. Он смотрел на Горна и никак не мог сопоставить бесчувственное тело похищенного специалиста, брошенное в трюм, и этого наглеца, разговаривающего с ним так, словно имеет право задавать вопросы. Капитан тихо закипал и уже открыл было рот, но Горн его опередил.

— Я прошел через машинное отделение, — спокойно произнес он. — И увидел там такое, от чего даже черти бы расплакались. Кораблю срочно требуется замена двигателя, — этот должен был взорваться месяц назад. Какого дьявола вы так рискуете?

— Что? Что?! — проревел капитан. — Ты кто такой, черт побери? Откуда взялся? Если ты заяц… — затянул капитан песню старпома. Они, видно, заранее договорились, как вести себя с пленником, когда тот придет в себя, но не учли, что похищенный может действовать по своему разумению, и теперь похитители не могли прийти в себя от растерянности.

— Ну, а ты кто такой, черт побери? — с отвращением передразнил Горн. — Хватит валять дурака! А если действительно не понимаешь, объясняю: ты — капитан этой ржавой железяки, а кто я — сам прекрасно знаешь.

Капитан, кривясь от злости, смотрел на нежданного посетителя. Он был не только выше, но и килограммов на двадцать тяжелее Горна, поэтому рассчитывал нагнать страха на незнакомца. Наверное, с другими ему это легко удавалось.

— Меня зовут Ларсен, — прогремел он. — А ты, если пробрался на корабль зайцем, то покинешь его через воздушный шлюз!

— Никакой я не заяц, — Горн начал понимать, что сила разума на этом корабле не приветствуется. — Пошевели мозгами, приятель! У тебя слишком много проблем, чтобы тратить время на любительские спектакли. Как ты собираешься выпутываться из своих неприятностей?

Тревожное гудение двигателя прервалось. На долю секунды звук пропал, и наступившая тишина ударила по ушам громче любой канонады. Затем гудение возобновилось в неприятно повышенном тоне. Больше всего это напомнило стон тяжелораненого. Горн потряс головой. Его страшно злило, что древним двигателям, которым давно уже требовался капитальный ремонт, если не списание в утиль, приходилось работать. Их агония ощущалась почти физически, и Горн поймал себя на том, что воспринимает такое отношение к старому агрегату как садизм.

Капитан “Тебана” внезапно сглотнул. Затем начал витиевато ругаться.

Горн спокойно проговорил:

— Ваш инженер сидит возле двигателей и просто ждет, пока они не развалятся окончательно. Сбои в работе означают, что он пытался свести несовпадающие циклы. Но система полностью разбалансирована, и ему приходится каждый раз вручную налаживать синхронность циклов. Он старается успеть раньше, чем они разнесут двигатель. Но бесконечно так продолжаться не может!

— Так иди и помоги ему! — заорал Ларсен. — Отремонтируй! Сделай так, чтобы мы могли на них дотянуть!

— С какой стати? — спросил Горн и, чтобы было понятней, разъяснил: — Что я с этого буду иметь?

Ларсен, видно, решил, что настал удобный момент, чтобы взять ситуацию в свои руки, и, как грозовая туча, неторопливо двинулся к Горну.

— Я из тебя сейчас выбью всякое желание задавать такие вопросы, — злобно пообещал он. — А потом ты отправишься к двигателям. И починишь их, а нет — так отправишься в шлюз! Я уже вышвыривал за борт шибко умных, и ты вполне можешь оказаться следующим!

Горн не отступил и не сжался от страха, а оценивающе посмотрел на капитана. Со стороны казалось, что он не понимает до конца, зачем капитан приближается к нему. Между тем весь вид Ларсена говорил о том, что он предвкушает любимое развлечение. Капитан “Тебана” медленно сжал кулаки, а в его глазах появился нездоровый блеск.

Горн резко прыгнул, сокращая расстояние, и успел нанести два удара, прежде чем Ларсен понял, что происходит, и заревел от гнева. После третьего удара Горн увернулся в сторону, и выпад капитана, явно стремившегося перейти в ближний бой, не нашел цели. После своего маневра Горн оказался сбоку от Ларсена и, воспользовавшись ситуацией, начал обрабатывать его кулаками и коленями.

Ларсен существенно превосходил противника ростом и весом и в драке полагался на свою физическую мощь. Он ревел от ярости в безуспешных попытках обхватить быстрого и верткого Горна. Наконец Ларсену удалось сделать захват, но Горн смог освободиться от объятий, сделав подсечку и сбив противника на пол. Но и сам он не удержался на ногах.

Пока Ларсен поднимался под невразумительный аккомпанемент собственного рева, Горн успел вскочить и теперь наносил удары ногами, не давая капитану “Тебана” встать.

Именно в этот момент послышались шаги. Кто-то поднимался по трапу, дыша, словно испорченный насос.

Внимание Горна отвлеклось всего на секунду, но Ларсену хватило этого мгновения, чтобы зацепить его ногу. Горн потерял равновесие, однако изловчился упасть на своего противника и сосредоточился на том, чтобы не дать ему возможности оказаться сверху. В это время в рубку вошел качающийся и пыхтящий старпом. Он все еще нетвердо держался на ногах, задыхался и с трудом ловил воздух, но, увидев, что Горн находится в выигрышном положении и наносит вяло сопротивляющемуся капитану “Тебана” удары со скоростью и методичностью отбойного молотка, схватил первую попавшуюся табуретку. С перекошенным злобой лицом он широко замахнулся ею.

Судя по всему, у рыжего были намерения помочь своему капитану, но после сокрушительного удара двухкилограммовым сапфировым подшипником в живот прошло лишь несколько минут. В гневе старпом забыл, сколько усилий потребовал от него подъем по трапу, забыл и о том, с каким трудом до сих пор воздух проникает в легкие, поэтому удар получился слабым. Более того, табуретка с четырьмя металлическими ножками — не снайперское оружие.

Удар лишь скользнул по черепу успевшего отклониться Горна, а вот Ларсену досталось полной мерой. Горн быстро откатился и вскочил на ноги. Он не дал старпому возможности полностью оценить последствия своего вмешательства и вложил в удар все силы, какие смог собрать. С болезненным всхлипом расставаясь с воздухом в легких, рыжий упал и замер на полу. Хотя он не отключился полностью, но на ближайшие полчаса опасности не представлял.

Горн качнулся, почувствовав, как адреналин покидает кровь. Отогнав накатившую слабость, он вышел из рубки, но спустя мгновение просунул голову назад.

— Вы, недоумки! Пока отдыхаете, хорошенько подумайте, как вести себя дальше, — назидательно тоном проговорил он. — Если убьете меня, то как собираетесь поддержать двигатели на ходу? Я сейчас пойду взгляну на них.

Горн направился в двигательный отсек, на ходу делая дыхательные упражнения для восстановления сил.

Сморщенный маленький инженер напряженно сидел возле фазового разделителя. В более поздних двигателях Рикардо эта система была достаточно надежна и редко выходила из строя, но двигатели на “Тебане” были из первых выпущенных в эксплуатацию. Слабым местом этой партии двигателей как раз и была недоработка автоматики фазового разделителя. Если к техническим недоработкам прибавить износ, то как раз и получится картина, которую наблюдал Горн.

Старый инженер смотрел на Горна с отчаянием. В те дни, когда на всех кораблях летали бортинженеры, а двигатели Рикардо были последним словом техники, в задачу корабельного инженера входило не доводить подопечные узлы до такого состояния и вовремя делать профилактику. А в тех случаях, когда требовался капитальный ремонт, не позволять кораблю стартовать без проведения необходимых мероприятий. Но Горн только что имел “теплую” встречу с капитаном “Тебана” и понимал, что мнение маленького инженера не имело никакого значения на этом корабле. Вряд ли кто-нибудь слушал его предупреждения, пока двигатели кое-как работали. А когда стало поздно, команда выяснила, что осталось не так уж много мест, где можно было отремонтировать старомодные двигатели, и все эти места находятся на большом удалении. Ни до одной ремонтной базы своим ходом “Тебану” не дотянуть.

— Сколько времени вы на вахте? — спросил Горн тоном профессионала, не выдавая свое сочувствие.

— Тридцать шесть часов, — безнадежно ответил похожий на затравленную крысу человек.

— То есть заступили еще до посадки на Фомальгаут, — задумчиво отметил Горн. — Вы крайне утомлены, идите отдыхать. Я сменяю вас.

— Но… но…

— Вы сейчас в таком состоянии, что — либо свалитесь в обморок, либо проспите сбой, — резко сказал Горн. — Хрен редьки не слаще. Достаточно одной ошибки, чтобы нас разнесло к чертовой матери. Вставайте и проваливайте!

Человечек с признательностью на лице поднялся. Раздался громкий хруст суставов, словно инженер все тридцать шесть часов сидел не шевелясь.

— Скажите коку, чтобы принес мне кофе, — скомандовал Горн, занимая его место, — и отправляйтесь спать. Но — ненадолго! Скоро вам придется снова заступить на вахту.

Инженер был до того измотан, что мог уснуть с открытыми глазами, незаметно для себя самого. Тем не менее он робко возразил:

— Но капитан…

— Капитан взял меня на борт специально для того, чтобы я занялся этими двигателями, — сказал Горн, не покривив душой. — Так что с этим все в порядке. Вы только зайдите к коку и попросите его прислать мне кофе, а потом постарайтесь хорошенько отдохнуть. Через пять часов я жду вас обратно.

Инженер, выходя, дрожал всем телом и пошатывался.

Горн не спеша начал проверку двигателей. В свое время он поглотил массу информации о старых конструкциях, начиная от примитивных ракет, с чьей помощью человечество впервые замахнулось на недостижимые цели, и кончая двигателем Дирака, который перенес первый межзвездный корабль от одной солнечной системы к другой. Двигатели Рикардо, появившиеся позднее, были принципиально новым словом в технике и уже содержали в себе зародыши многих современных решений. Поэтому, выбрав профессию конструктора космических двигателей, Горн изучил все их особенности.

Горн тихонько мурлыкал под нос, осматривая машинное отделение “Тебана”. Однажды, проходя практику в бытность студентом, ему пришлось иметь дело с полностью исправным двигателем Рикардо. Теперь он мог сравнить эту разваливающуюся кучу металлолома, состоящую из сплошных заплат, с воспоминаниями о том, как все это должно было выглядеть на самом деле.

Ход событий ему был совершенно ясен. “Тебан” прошел через руки целого ряда владельцев и инженеров. Ремонты, конечно, производились, некоторые — добросовестно и тщательно, но только самые первые.

Потом участилась практика латания дыр на скорую руку, после которых нормальный ремонт не проводился. Такие временные меры не могли восстановить нормальное состояние двигателя, более того, они вызывали побочные эффекты, которые становились причиной новых починок, а те, в свою очередь, — новых побочных эффектов. В конечном итоге двигатели “Тебана” выглядели так, будто их склеил неряшливый школьник из металлических пластинок и проволочек, а теперь клей рассохся и все начало разваливаться.

Ругаясь про себя, Горн делал простой ремонт там, где это было можно. Один подозрительный узел после его вмешательства заработал стабильней. Он подтянул гайки другого узла, когда-то плохо отремонтированного, — его обязательно нужно заменить в ближайшем космопорту. В одном месте когда-то меняли плату и не удосужились убрать старые провода, и теперь их концы свободно болтались. Если на них когда-то и была изоляция, то она давно сгнила.

Оставалось только удивляться, каким чудом ни одно из этих “профессиональных” вмешательств в работу двигателей не привело к катастрофе. “Тебан” скучал по капитальному ремонту двигателей уже несколько десятилетий.

Горн проработал уже больше часа, когда в отсеке появился рыжий старпом. Увидев Горна возле двигателей, он остолбенел, а потом кинулся в рубку, забыв закрыть рот. Буквально через минуту он появился снова, в обществе капитана Ларсена.

Горн с отсутствующим видом кивнул им.

Капитан и старпом пребывали в замешательстве. Поведение Горна не укладывалось в доступную их пониманию схему. Они пытались вести себя соответственно неожиданным действиям Горна, но так как быстро соображать не привыкли, у них ничего не получалось. Это раздражало и еще больше выбивало из колеи. С одной стороны, пребывание Горна у двигателей могло быть гарантией отсрочки катастрофы. Но, с другой стороны…

— Ты что здесь делаешь?! — заорал Ларсен, прикрывая растерянность привычной злостью.

— Я сменил инженера, — спокойно ответил Горн. — Он уже почти рассыпался от переутомления, а следом за ним, в любую минуту, может рассыпаться и “Тебан”, кстати, вместе с нами.

— От переутомления?! Скорее, от недостатка выпивки! — продолжал кричать Ларсен, злобно таращась на Горна. — Ты привел двигатели в порядок?

— Прислушайтесь, — мягко сказал Горн. — Это что, нормальный звук? Нет. Я не волшебник, и пока только выясняю, что вышло из строя. А также жду условий сделки, — добавил он словно между прочим.

Ларсен светился злобой, а старпом пылал жаждой мести, но оба были напуганы. Горн ни словом не обмолвился о драке в рубке, словно этот эпизод не имел для него значения. Ситуация развивалась совсем не так, как запланировали похитители, вернее, она полностью вышла из-под их контроля, так как нельзя контролировать то, чего не понимаешь. Горн недвусмысленно доказал, что он человек не простой, и запугивать его бесполезно. Да, он был пленником “Тебана”, но в каком-то смысле и “Тебан” был полностью в его руках. Может быть, капитан со старпомом и могли бы заставить его провести ремонт, но инженер “Тебана” не разбирался в тонкостях конструкции, а значит, лишь один Горн понимал, что является ремонтом, а что- нет. При таком варианте насилие могло выйти боком, и угрожать Горну не имело смысла.

Однако если Горн надежно отремонтирует двигатели, у похитителей не останется причин сохранять ему жизнь. Так что основательный ремонт не входил в ближайшие планы Горна. Ему следовало лишь стабилизировать работу двигателей и отодвинуть момент взрыва до того момента, когда он покинет борт “Тебана”. Но выбраться отсюда будет не просто — похитители не согласятся освободить его за здорово живешь.

Ларсен выругался.

— Какой еще сделки?

— Вы предлагаете, — с удовольствием ответил Горн, — а я слушаю и соглашаюсь. Или не соглашаюсь. В конце концов, мы с вами деловые люди. Вы хотите, чтобы я привел в порядок эту кучу металлолома. Думаю, у вас есть для этого какие-то особые причины, иначе вы бы остались для ремонта на Фомальгауте. Так вот, я добьюсь, чтобы эти двигатели протянули еще какое-то время, правда, очень недолгое. Но я пальцем о палец не ударю, пока не услышу достаточно веских доводов в пользу таких действий. Мне не нравится на этом корабле, а вам хочется, чтобы он вас куда-то привез, правильно? Так что я готов выслушать условия, которые удовлетворят обе стороны.

Лицо Ларсена приобрело пурпурный цвет. Пленник, окруженный многочисленными врагами, осмелился диктовать им свою волю! Несмотря на драку в рубке и ее плачевный исход, а может, именно благодаря такому исходу, шкипер был готов ко второму раунду и, не думая о будущем, растерзал бы проклятого конструктора голыми руками. Он шагнул вперед.

Горн незаметно для присутствующих кое-что сделал. Басовый гул двигателей вдруг резко усилился и перешел в визг. Горн стал не торопясь, демонстративно менять настройку, пока краснота на лице Ларсена сменялась нездоровой бледностью, а у рыжего старпома глаза чуть не выскочили из орбит от страха.

Спустя некоторое время Горн продемонстрировал, что он контролирует звучание двигателя. Уверенно и сосредоточенно он передвинул регулятор. Визг стал тише, а затем звучание двигателя вернулось к первоначальному тону. Но теперь к нему добавились новые булькающие, пронзительные трели.

Горн вытер лоб, как будто на нем выступил холодный пот. Ларсен и рыжий старпом облегченно пошевелились.

— Чуть не рвануло! — сообщил Горн. — Я серьезно вам советую где-нибудь сесть, чтобы можно было заняться двигателями по-настоящему. А пока будете искать такое место, обдумайте приемлемые условия сделки, чтобы у меня имелся смысл вам помогать.

Он снова сделал вид, что вытирает пот с лица, и добавил:

— И могли бы сказать коку, пускай принесет мне кофе.

Он развернулся вместе с креслом и замер воплощением бдительности, прислушиваясь к немного изменившемуся звуку двигателей, демонстративно не обращая никакого внимания на стоящих у трапа.

Ларсен пробормотал что-то старпому, а затем они тихо покинули машинное отделение. Горн не повернул головы.

Немного позже появился кок. Кроме кофе, на подносе была закуска, что Горн воспринял как положительную оценку своих профессиональных способностей. Горн холодно поблагодарил.

— Этот звук… только что… Что-то случилось? — осторожно спросил кок.

— Мы были на волосок от гибели, — с готовностью объяснил Горн. — Хорошо, что я успел погасить вибрацию. Двигатели вот-вот дадут дуба, и включать их где бы то ни было, кроме ремонтного стенда, — чистое помешательство!

Горн говорил доверительно, обращаясь с коком как с равным. Он знал, что на подобных посудинах каждая мелкая сошка пытается потешить свой комплекс неполноценности за счет нижестоящих. А в корабельной иерархии должность кока стояла в самом низу. Горн хотел собрать как можно больше информации о “Тебане” и его экипаже, а для этого нужны были контакты с людьми.

Кок облизал губы. Эпоха космических путешествий имеет долгую историю, но и по сей день случается, что корабли бесследно исчезают в пространстве. Расстояние между космопортами, преодолеваемое за пару дней полета в гиперпространстве, составляло миллиарды, а то и триллионы миль. И если корабль после поломки двигателей выходил в обычное пространство, он оказывался совершенно беспо­мощным. Шансы на то, что его обнаружат, практически равнялись нулю. Его команда в момент поломки сразу превращалась в покойников, хотя они еще могли двигаться и сходить с ума от отчаяния.

Разумеется, экипаж мог воспользоваться спасательными шлюпками, но это было слишком рискованно. Запасы воздуха и топлива в шлюпках не были рассчитаны на длительный полет — а когда они иссякнут, пассажиров ждет неизбежная смерть.

Кок нерешительно посмотрел на Горна и, запинаясь, проговорил:

— Как вы считаете, двигатели еще “подышат”?

— Никакой другой инженер не заставит их проработать дольше, чем я, — проворчал Горн. — Но не спрашивай, сколько еще они протянут и когда наступит их срок.

Одно могу сказать определенно: все мы стоим на краю гибели.

Кок втянул голову в плечи:

— Крутой нам достался капитан, что и говорить, когда что-нибудь затеет…

— Летать на таких двигателях — занятие не для слабонервных, — заметил Горн.

Кок снова нервно облизал губы.

— Мы идем к Гермесу. Как думаете, дотянем?

— К Гермесу? — хмыкнул Горн, не показывая своей заинтересованности. — Да там же только маяк. Когда-то там была станция с экипажем, но людей давным-давно вывезли. Какого дьявола вас туда понесло?

Кок неотрывно смотрел, как Горн мелкими глотками пьет кофе.

— Сказать по правде, мы туда давно собирались. Сначала планировали сесть на Кароле, а оттуда лететь прямиком на Гермес, но вот тут-то и забарахлили движки. Бортинженер помаялся с ними, а потом признался, что ничего не может сделать. И заявил, что придется идти к Фомальгауту — необходим ремонт в стационаре. Ларсен, услышав эти слова, взбесился и отдубасил бедолагу до полусмерти, да только двигатели от этого лучше не заработали. Делать нечего, пришлось менять курс. Однако быстро отремонтироваться на Фомальгауте не удалось, тогда-то мы и подхватили вас, чтобы сделать все на ходу, а потом легли на прежний курс. Капитан очень торопится. Он потому и рискнул с вами, чтобы сберечь время.

Горн оцепенел. Гермес и Карола были планетами-маяками на трассе, по которой должна была идти к Фомальгауту “Даная”. Вполне может случиться так, что он окажется на Гермесе как раз в тот момент, когда лайнер с Джинни на борту будет пролетать мимо.

Интересно, почему Ларсен желает оказаться на Гермесе именно в это время? Возможно, это всего лишь совпадение, но Горн с подозрением относился к случайностям. Он снова почувствовал тревогу, которая в последнее время охватывала его каждый раз, когда он думал о Джинни. Судьба, пообещав ему в спутницы жизни любимую женщину, вполне могла сыграть злую шутку — подстроить катастрофу на пороге счастья.

Почему Ларсену нужно, чтобы “Тебан” очутился в точке пространства, через которое будет пролетать “Даная”, и именно одновременно с ней? И зачем “Тебан” совершал посадку на Кароле?

— Что вам понадобилось на Гермесе? — напрямик спросил он кока. — И что вы забыли на Кароле? Это же пустыня — ни единой души, только маяк. К чему так бессмысленно рисковать своими жизнями?

— Капитан бы пальцем не шевельнул, не будь на то серьезной причины, — неуверенно ответил кок.

Горн не стал допытываться, он узнал достаточно для первой беседы. Возвращая поднос, он поблагодарил кока то ли за кофе, то ли за общение и повернулся к дежурному пульту. Кок нерешительно потоптался, но, увидев, что Горн больше не обращает на него внимания, побрел на камбуз. Похоже, его основательно напугал отказ специалиста гарантировать исправность двигателей до конца полета.

Горн волновался из-за Джинни еще перед тем, как его похитили. Воображение навязчиво рисовало всевозможные беды, которые могли подстерегать “Данаю”, а следовательно, и Джинни на перегонах длиной многие сотни световых лет между маяками и станциями. Даже когда он оказался в плену, злило и беспокоило его главным образом то, что он не сможет встретить Джинни в космопорту.

Но сейчас Горн испытывал еще большее напряжение.

По графику “Даная” должна была выходить из гиперпространства и рядом с “Каролой”, и рядом с “Гермесом”. Разумеется, посадки ей не полагалось ни там, ни там. Обе планеты служили не более чем точками, по которым корректировался курс на одной из многочисленных галактических трасс. Пути пассажирских лайнеров считались вполне безопасными, так как за ними постоянно наблюдали специальные службы. На них невозможно угодить в пылевое облако, или в метеоритный поток, или в смертельные силки погасшей звезды.

Так что корабли безмятежно следовали своим курсом, возле каждого маяка выходя в обычное пространство, чтобы удостовериться в правильности маршрута и получить записанное предупреждение об опасности, если таковая внезапно возникала; для этого и устанавливались маяки — как на обитаемых планетах, так и на непригодных для жизни человека. Каждый маяк был обеспечен энергией на многие годы, и корабли в гиперпространстве регулярно ловили его сигналы на волнах Ренгеля.

Теоретически “Данае”, летящей от вехи к вехе, не грозила никакая опасность. Но вот “Тебан”…

Горн снова мысленно восстанавливал происшедшее.

В порту Ларсен грубо нарушил правила, взлетев без разрешения администрации, вдобавок похитил человека и, возможно, убил охранников. Еще неизвестно, что произошло с оператором посадочной ловушки, который никогда не дал бы “добро” на взлет неисправного корабля. И все эти преступления, весь отчаянный риск — только для того, чтобы оказаться на маршруте “Данаи”, когда она выйдет из гиперпространства?

У Горна по коже забегали мурашки. Он и раньше предполагал, что Ларсен скорее убьет своего пленника, чем допустит, чтобы тот добрался до блюстителей закона и обвинил его в похищении. Но в свете последних размышлений вырисовывалась более печальная перспектива. Ларсен, конечно, не семи пядей во лбу, но хитрости и жадности у него достаточно, чтобы играть по-крупному. Поведение капитана “Тебана” говорит о том, что на карту поставлено очень многое.

Теперь Горн в полной мере оценил грозившую ему опасность.

Уйдя в размышления, он не заметил, как капитан “Тебана” спустился по трапу, и чуть не оглох от рева:

— Эй! Ты намекал на сделку? Так и быть, вот тебе мое предложение. Я затеял выгодное дельце. Поможешь нам — получишь два миллиона кредитов. Два миллиона! Остальное — нам. Твоя задача — позаботиться о двигателях, и за это получишь на руки два миллиона межзвездных кредитов чистоганом, когда отойдем от Гермеса на месяц пути. Ну что, годится тебе такая сделка? Уступаю долю инженера. Он таких денег не стоит, и рано или поздно мы этого бездельника выкинем через шлюз. Ну, что скажешь?

Горн притворился заинтересованным.

— Так и быть, подумаю, — уклончиво произнес он. — Сначала надо выяснить, в каком состоянии двигатели. И еще мне хочется знать, что это за дело, о котором ты говоришь.

Горн заметил, что капитан еле сдерживается — огромные кулаки сжимаются и разжимаются самопроизвольно. Похоже, постоянное пребывание в ярости было естественным для Ларсена, как и краснота на лице.

— Так да или нет? — процедил Ларсен. — Говори! Но сначала хорошенько подумай, что с тобой будет, если откажешься.

С этими словами он убрался в рубку.

Горн почувствовал озноб. Видать, Ларсена здорово припекло, если он делает такое заманчивое предложение тому, кого сам же похитил. Горн ни на миг не поверил, что капи­тан намерен честно делиться деньгами с человеком, способным доставить ему уйму неприятностей, если вырвется на свободу.

Но предложение было почти издевательски щедрым и должно было, по мнению Ларсена, обеспечить личную заинтересованность Горна в бесперебойной работе двигателей. В общем, капитан поступил не так уж глупо.

На свете хватает людей с абсолютно респектабельной репутацией, которые не колеблясь пошли бы на любое преступление ради суммы гораздо меньшей, чем два миллиона кредитов.

Ларсен судил по себе. А у Горна уже сложилось впечатление, что для шкипера “Тебана”, как и для его подчиненных, человеческая жизнь ничего не стоит.

В том числе жизнь тех, кто летит на “Данае”.


assortimentnaya-politika-kak-napravlenie-marketingovoj-deyatelnosti-turistskoj-firmi-chast-12.html
assortimentnaya-politika-kak-napravlenie-marketingovoj-deyatelnosti-turistskoj-firmi-chast-2.html
assortimentnaya-politika-kak-napravlenie-marketingovoj-deyatelnosti-turistskoj-firmi-chast-7.html
astafev-v-p-ekologicheskie-i-nravstvennie-problemi-v-proizvedeniyah-v-p-astafeva.html
astat.html
asteroidi-bolshaya-chetverka.html
  • shkola.largereferat.info/organizacionno-kadrovij-audit.html
  • bukva.largereferat.info/tajna-uglublyaetsya-devid-farlong.html
  • composition.largereferat.info/plani-lekcij-po-kriminalistike-omsk.html
  • shpargalka.largereferat.info/vmesto-predisloviya-stranica-58.html
  • kolledzh.largereferat.info/administraciya-karamishevskogo-selskogo-poseleniya-postanovlenie.html
  • uchit.largereferat.info/tema-16proizvodstvo-v-sude-kassacionnoj-instancii-zadachi-i-funkcii-arbitrazhnih-sudov-8-tema-2-8-ponyatie-arbitrazhnogo-processa.html
  • exchangerate.largereferat.info/analiz-assortimenta-i-potrebitelskih-svojstv-steklyannoj-posudi.html
  • kanikulyi.largereferat.info/zakon-rossijskoj-federacii-ot-21-noyabrya-2011-g-n-323-fz-ob-osnovah-ohrani-zdorovya-grazhdan-v-rossijskoj-federacii.html
  • upbringing.largereferat.info/l-alberti.html
  • occupation.largereferat.info/metodicheskie-ukazaniya-po-seminaram-dlya-studentov-vseh-specialnostej-tomsk-2010.html
  • education.largereferat.info/1219-vosproizvedenie-osnovnoj-edinici-rekomendacii-po-mezhgosudarstvennoj-standartizacii-gosudarstvennaya-sistema-obespecheniya.html
  • college.largereferat.info/22analiz-praktiki-predostavleniya-zemelnih-uchastkov-dlya-stroitelstva-v-2004-g.html
  • institute.largereferat.info/glava-x-integralnie-mikroshemi-spravochnik-molodogo-radista.html
  • knigi.largereferat.info/sohranenie-poryadka-a-ne-ispravlenie-besporyadka-yavlyaetsya-visshim-principom-mudrosti-lechit-zabolevanie-posle-togo-kak-ono-uzhe-vozniklo-vse-ravno-chto-kopat.html
  • student.largereferat.info/13-prilozheniya-zapadnova-n-l-zamestitel-predsedatelya-pravitelstva-hanti-mansijskogo-avtonomnogo-okruga-yugri.html
  • reading.largereferat.info/lekciya-11-polzovatelskij-interfejs.html
  • abstract.largereferat.info/35-ekonomicheskoe-razvitie-i-uroven-zhizni-naseleniya-rasporyazhenie.html
  • shpargalka.largereferat.info/uilyam-vordsvort-izbrannaya-lirika-izbrannaya-lirika-sborniksostavl-e-zikovoj-m-oao-izdatelstvo-stranica-6.html
  • crib.largereferat.info/ii-sovremennie-obrazovatelnie-tehnologii-v-oblasti-geografii-i-geoekologii-semenov-v-a.html
  • learn.largereferat.info/fizicheskaya-himiya-i-osnovi-himicheskoj-termodinamiki-programma-vstupitelnih-ispitanij-v-magistraturu-po-napravleniyu.html
  • occupation.largereferat.info/o-blizkorodstvennih-polovih-snosheniyah.html
  • lecture.largereferat.info/523-edinici-ucheta-audiovizualnih-i-mashinochitaemih-elektronnih-dokumentov.html
  • credit.largereferat.info/otchet-o-nauchno-tehnicheskoj-produkcii.html
  • studies.largereferat.info/analiz-truda-i-trudovih-resursov-predpriyatiya.html
  • gramota.largereferat.info/zadachi-rasshirenie-znanij-o-kosmose-aktivizaciya-poznavatelnih-interesov.html
  • shpora.largereferat.info/zhitie-protopopa-avvakuma-im-samim-napisannoe-i-drugie-ego-sochineniya-stranica-15.html
  • ucheba.largereferat.info/prakticheskaya-rabota-9-slozhnoe-redaktirovanie.html
  • znanie.largereferat.info/9-uchrezhdeniya-fmba-rossii-predstavivshie-dannie-v-reestr-predislovie.html
  • tests.largereferat.info/konspekt-itogovogo-zanyatiya-po-formirovaniyu-elementarnih-ekologicheskih-predstavlenij-v-podgotovitelnoj-gruppe-nashi-menshie-bratya-vospitatel-pervoj-kvalifikacionnoj-kategorii-garshina-olga-igorevna.html
  • tasks.largereferat.info/11-07-2003-16-07-o-s-volgin.html
  • turn.largereferat.info/odnoznachno-mertv-sharlin-harris.html
  • credit.largereferat.info/osnovnie-logiki-obosnovaniya-gosudarstvennogo-regulirovaniyasravnitelnaya-harakteristika.html
  • credit.largereferat.info/polnoe-firmennoe-naimenovanie-zakritoe-akcionernoe-obshestvo-depozitarno-kliringovaya-kompaniya-nominalnij-derzhatel.html
  • predmet.largereferat.info/s-a-grishaeva-otvetstvennij-redaktor.html
  • composition.largereferat.info/osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-napravlenie-podgotovki-080200-menedzhment-stranica-6.html
  • © LargeReferat.info
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.